cz
rus
Объявление: сайту ilovecz.ru нужен человек, который знает, что сможет в него вдохнуть жизнь, научить этот проект зарабатывать деньги или выгодно его продать. Тел.: +420776649024
 
 
Полезная информация
Справочная туриста
Чехия вдохновляет
Чехия глазами туристов
Все о Чехии
 
 
directory Полезное
 
 
 
news
 
 
Бартоломеус Спрангер (1546 - 1611)
 
Гравюра Э.Саделера по рисунку Б.Спрангера. Эпитафия на смерть жены художника. 1600 г. Будапешт
Гравюра Э.Саделера по рисунку Б.Спрангера. Эпитафия на смерть жены художника. 1600 г. Будапешт
Светская аллегория
Светская аллегория "Триумф Минервы над Невежеством". 1595. (ХИМ, Вена)
Гравюра Саделера по рисунку Спрангера на тот же сюжет
Гравюра Саделера по рисунку Спрангера на тот же сюжет
В искусном антверпенце, первом придворном художнике Рудольфа II, представителе маньеризма поздней генерации - фигуративизма, величайший дар небес - талант органично сопряжен со свободным вдохновением и техническим совершенством.

Именно Спрангеру удалось воплотить в своей живописи все основные черты как формы, так и содержания, отличающие рудольфинское искусство.
Кроме того, его творческая эволюция совпадает с той, которой прошли все рудольфинцы: он приехал в Прагу с Рудольфом и умер за год до смерти императора.

Ведущим придворным мастером Спрангер был начиная с первых и до самых последних своих работ, его творчество задавало тон всей пражской художественной колонии. Спрангер-живописец преуспел во всех жанрах, к которым обращались фигуративисты: светская аллегория и мифологическая картина, религиозная живопись и портрет. Кроме того, он занимался скульптурой.

Во многих картинах и рисунках Спрангера светской и религиозной тематики сложилась собственная иконография; он утвердил в искусстве Праги характерные типы мифологических образов.
Таковы Минерва, Меркурий, Психея – главные герои пражского Олимпа.
Многозначность образов, сочетающих реальность и фантазию, достигает у Спрангера предела, типичные для позднего маньеризма с сохранившейся ренессансной основой мифологические картины и рисунки дополнила специфическая пражская натурфилософия.

Особенности манеры Спрангера были восприняты многочисленными учениками и подражателями вне придворной среды и широко вошли в местное искусство через ремесленные круги.
Рисунки Спрангера оказались богатейшим наследием для последующего развития чешского искусства: к ним обращались мастера Национального возрождения Й.Манес, М.Швабинский и др.
«Эпитафия на смерть пражского ювелира Николауса Мюллера», около 1590.
 
Эпитафия на смерть пражского ювелира Н.Мюллера (НГ, Прага)
Эпитафия на смерть пражского ювелира Н.Мюллера (НГ, Прага)
Одним из высших достижений позднеманьеристского портрета по праву считается картина Спрангера «Эпитафия на смерть золотых дел мастера Николауса Мюллера» (НГ), включающая в себя религиозную аллегорию.

Эту композицию Спрангер, по свидетельству Карла ван Мандера, назвал своим лучшим полотном. Картина, безусловно, является одной из лучших работ всего «рудольфинского братства». Эпитафия включает в себя религиозную сцену «Восстание из гроба» и групповой портрет семейства золотых дел мастера Николауса Мюллера, отца Кристины (жены художника, это один из трех портретов Кристины в исполнении Спрангера).

Переосмысление распространенной формы протестантской эпитафии вылилось здесь в художественное единство полотна: здесь групповой портрет и священное изображение связаны в неразрывное целое.

Бросаются в глаза композиционные созвучия «Триумфа Минервы над Невежеством» и «Эпитафии Мюллера». Судя по всему, портрет был исполнен не сразу после смерти Мюллера, а несколько позже, в период создания «Минервы», которая датируется 1595 годом. Совпадают и размер, и общая схема. В «Триумфе Минервы» богиня попирает ослоухое Невежество – мужскую фигуру со стянутыми за спиной руками.
В «Эпитафии Мюллера» восставший из мертвых Христос (ось всего мира) попирает мировое зло, воплощенное в образе змея.
Нижняя часть полотен в обоих случаях занята группой фигур, данных в погрудном изображении, - в Эпитафии это портрет Мюллера с семьей, в Триумфе – группа женских фигур, олицетворяющих свободные искусства, которые процветают под защитой победившей Минервы: на переднем плане - богиня войны Белонна, символизирующая победы империи и Клио – муза Истории в лавровом венке, записывающая это событие в Книгу истории. Вверху два ангелочка-путти обрамляют шлемоносную голову Минервы, подобно тому, как ангельский хор окружает голову Христа в Эпитафии.

Один из самых типичных парадоксов искусства маньериста Спрангера – момент сопряжения светского и религиозного начал. Сакрализации античного мифа отвечает свободная поэтическая интерпретация христианского, все части высшего и низшего миров уже не предстают в качестве оппозиции.

Судьба образа
В отличие от других работ художника, сразу попадавших в коллекцию императора, эта картина была предназначена для церковного интерьера: она помещалась в капелле св. Матфея в малостранском костеле св. Томаша. Именно поэтому она явилась чуть ли не единственной постоянной точкой соприкосновения творчества художника и широких кругов местного населения – зрителей-прихожан.

По свидетельству ван Мандера, очень высоко ценившего "Эпитафию Мюллера", картину, написанную на холсте крупного формата (243х160) в капелле дополнял еще один образ Спрангера "Бог Отец", сопровождавшийся с двух сторон пластиками ангелов от Адриана де Вриса (следы их утрачены).

Позже в этом костеле (подобно другим рудольфинским художникам) был похоронен и сам Спрангер, а картина украшала и его надгробие.

Дальнейшая судьба образа такова: после упразднении костела в 1784 г. якобы исчезнувшая эпитафия обнаруживается спустя 80 лет при продаже из частных рук для украшения семейного склепа строителя Й.Чермака на Ольшанском кладбище, где она и была найдена в 1922 г., а после отстранения барочного слоя перерисовки - картина возрождается в былой красе и с 1936 г. становится бесценной жемчужиной художественных собраний Национальной галереи Праги.
 
О жизни художника
 
Портрет И.Кеплера. 1600
Портрет И.Кеплера. 1600
Венера и Адонис, 1597. Вена
Венера и Адонис, 1597. Вена
О том, что значение деятельности художника выходило далеко за пределы Праги, свидетельствует тот факт, что теоретик и практик тогдашнего искусства Карел Ван Мандер посвятил Спрангеру один из самых развернутых очерков в своей известной «Книге о художниках».

Он открывается хвалебной тирадой. Писатель неоднократно отмечает момент избранничества, свободного артистизма, которым природа наделила художника. Мотив: «ничего не знал, не учился, но вдруг взял и сделал, написал, нарисовал, да еще лучше всех» - звучит постоянно.

Интересно описаны молодые годы Спрангера, который чаще появляется в плаще и с кинжалом, чем с кистью. Всю юность мечтавший об Италии, приехав, наконец, туда из Парижа, он, казалось, забывает о своей цели. Лишь нужда заставляет его браться за кисть, когда требуются деньги для очередного кутежа. В том случае, если он хочет добиться известности в Вечном Городе, то работает за гроши, расписывая стены и украшая алтарными образами здешние костелы. В отличие от других художников, каковым был, например, его приятель Гольциус (который увез из Италии сундуки зарисовок, эскизов и копий, запасаясь на всю оставшуюся жизнь), Спрангер никогда ничего не копировал, проходя беспечно мимо памятников, занятый своими приключениями.

Талант сам пробивает себе дорогу к славе, вопреки нраву художника: написанные ради денег картины находят спрос, одна из них («Шабаш ведьм») попадает в руки кардинала Фарнезе, и вот Спрангер уже живет в его римском дворце, расписывая покои в Карпароле, бок о бок с известными на весь Рим братьями Цуккаро.
Еще один поворот колеса Фортуны – и молодой художник, ничего не предпринимая для этого, оказывается папским живописцем, проводит год на службе у Пия V, живя непосредственно в Ватикане, прилежно работая над картиной «Страшный суд».
После смерти папы пылкий темперамент вновь берет свое, и художник «в продолжение нескольких лет ничего не делал, гоняясь за удовольствиями».

Новый этап в жизни художника на службе у Габсбургов начался, когда по рекомендации самого известного скульптора Джамболоньи Спрангер едет в Вену ко двору императора Максимилиана II.

С 1584 г. он состоит на службе у Рудольфа, получив звание королевского живописца с довольно высоким окладом, навсегда переехав в Прагу.
С тех пор его жизнь небогата внешними событиями, однако плодотворна в отношении творчества, произведения, созданные в этот период были самыми лучшими.

Несколько раз художник сопровождал императора в поездках в Аугсбург и Вену, а в 1602 г., по неотступным просьбам художника, Рудольф отпустил его на родину в сопровождении фон Аахена. Поездку в Антверпен через Дрезден Аахен назвал «триумфальной». Художника отлично знали и очень высоко ценили на родине: многочисленные гравюры с его картин и рисунков были в широком ходу.

Через Кельн Спрангер вернулся в Прагу, где его ждали тяжелые времена.
Положение Рудольфа становилось все более шатким, а психическое состояние – неуравновешенным. Он не отпускал от себя художника, давно уже ставшего не только любимым мастером, но и привычным собеседником, без которого не мог обойтись. По требованию Рудольфа Спрангер постоянно работал во дворце, имея при дворе особый статус, в непосредственной близости к императору, который часто приходил смотреть, как он пишет. При этом нельзя сказать, что художник всю жизнь лишь покорно служил идеям своего мецената. Умный и отлично образованный, поживший при дворах Фарнезе и самого папы Римского, он был способен на значительную свободу суждений и сам мог подсказать не одну идею своему венценосному покровителю.
Лишь когда здоровье окончательно стало изменять художнику, ему было разрешено вернуться в собственный дом, где он и умер в 1611 г., опередив на год своего властелина и верного поклонника, при котором в первую очередь в лице Спрангера «живопись вплотную приблизилась к трону», как говорили современники.

Неудивительно, что художник был тесно связан с Прагой, играя значительную роль в судьбах пражской художественной культуры. В отличие от императора, он хорошо знал чешский язык и даже завещание написал по-чешски.

Очевидно, не без влияния Спрангера, в 1595 году пражский цех художников получил от императора привилегии, предписывающие цеховым мастерам считать себя представителями свободного искусства, а не ремесленниками, что вновь напоминает о непосредственной связи мастера с местной средой.

Знакомиться с жизнью и творчеством талантливого художника нам промогает книга одного из лучших исследователей творчества талантливого художника Л.Тананаевой, посвященная рудольфинцам, а также ряд чешских печатных источников.
Аллегория триумфа Верности над Судьбой и скульптор Ханс де Монт
 
Как известно, Спрангер приехал ко двору Максимилиана-II в 1575 году вместе с земляком, одаренным скульптором Хансом де Мондом, учеником прославленного Джамболоньо, который порекомендовал их обратившемуся за советом императору Священной Римской империи.
Вначале оба они работали в Нейгебойде – загородной резиденции, где выполняли скульптурный и живописный декор интерьеров дворца (не сохранились).
В честь предстоящей коронации Рудольфа-II магистрат заказал обоим мастерам огромную триумфальную арку. Можно сказать, что через эту арку сам Спрангер «вошел» в свою громкую карьеру, продолжившуюся на службе у Рудольфа-II.
А вот его коллеге де Монту не повезло: из-за несчастного случая (как пишет Э.Фучикова, при игре в мяч, он поранил себе глаз, утратив пластическое видение) он был вынужден бросить скульптуру. Сведения о дальнейшей его судьбе неясны, во всяком случае, к искусству он больше не вернулся.
Отчего в «Аллегории триумфа Верности над Судьбой» Спрангер вспомнил о своем приятеле, использовав его композиции, точно неясно, вероятно, чтобы напомнить о печальной судьбе художника?
Картина была написана для рудольфинской коллекции, откуда попала в новую габсбургскую галерею. Сегодня ее можно увидеть в Галерее Пражского града.
 
Парадный портрет и поиски синтеза
 
Портрет Зденека Войтеха Попела из Лобковиц
Портрет Зденека Войтеха Попела из Лобковиц
Спрангер написал немного портретов, но все они отмечены высоким качеством. Как и портреты его коллег-рудольфинцев, они точны в передаче облика модели, хотя даже в своих парадных вариантах не отличаются жесткой протокольностью современного им испанского портрета, тяготеют к камерности, создавая у зрителя ощущение пребывания один на один с живым собеседником.

Кисти Спрангера принадлежит погрудный портрет одного из самых высоких чешских аристократов того времени – главы католической партии Зденека Лобковица.
Зденек Войтех Попел (1584-1628) - носитель Ордена золотого руна, известный представитель католического сословия в предбелогорский период.

В этом портрете с большой полнотой проявляется характерное умение художника «закрыть» внутренний мир героя. Мужчина средних лет с гладко убранными назад волосами, одет в строгий испанизированный темный костюм, украшенный золотой цепью тонкого узорного плетенья. Горло почти стискивает стойка, над которой как бы поднимается застывшая пена кружев. Лобковиц производит впечатление человека, закованного в рыцарскую броню; лицо абсолютно неподвижно, фронтально, плечи расправлены. Как это обычно бывает в испанских портретах того времени, глаза смотрят и на зрителя, и «сквозь него».
Аристократ скован тысячью уз и условностей, возможно, он сам никогда не воспринимал себя в качестве просто человеческой личности, отсюда – скрытность, важность, выдержка, привычка к самоограничению, к многочисленным запретам, сугубо серьезное отношение к понятиям рода, предков, семейной и общественной традиции. Замкнутые, обтекаемые линии как бы отграничивают от мира этого представителя и защитника имперских идеалов, духовной основой которых служит незыблемая верность папскому престолу.

Живопись здесь эмалево-гладкая, выдержанная в тонкой серебристо-серой тональности. Портрет почти монохромен. Единственный живой акцент – яркие губы, полускрытые рыжими усами вместе с умным взглядом серых глаз дает представление о скрытых силах его души, потаенных, но живых импульсах.
Таким образом, художник придает модели не только сословную, но и человеческую значительность, усложняет и облагораживает ее.

Портрет супруга первой дамы чешского ренессанса Поликсены Пернштейн-Розмберг-Лобковиц украшает знаменитую уже с тех времен Роудницкую испанскую портретную галерею (размещенную сегодня в замке Нелагозевес), выделяясь среди обязательной парадности сочетанием репрезентативной подачи модели с утверждением личного, индивидуального, даже субъективного начала.
 
 
 
info Информация
 
Самые свежие обновления
Погода

Курс валют
1 EUR=25.56 CZK
1 USD=21.71 CZK
100 RUB=36.28 CZK
Всего на сайте
2298 рубрик
24424 статей
28329 иллюстраций
Конкурс iLoveCz.ru
+